Логотип

E-mail: red1ra@radnet.ru

Аскер Хаджумарович Савв

Заместитель спикера Парламента Адыгеи, руководитель Комитета Госсовета-Хасэ республики по аграрной политике, имущественным и земельным отношениям Аскер Савв — о том, как простому фермеру достучаться до власти, чем санкции помогли аграриям республики и почему наличие «плохого» закона лучше его отсутствия

В результате мировых политических событий аграрии России получили бонусы, которые могут помочь им не только развить свое дело, но и вывести его на совершенно новый уровень. Задача сельхозтоваропроизводителей — грамотно использовать открывшиеся возможности. А задача власти — направить аграриев в нужное русло, считает Аскер Савв. В интервью «СА» он рассказал о том, как над этим работают в Адыгее.

— Аскер Хаджумарович, парадоксально, но это уже факт: всем известные политические события, за которыми последовал запрет ввоза в Россию некоторых продовольственных товаров из стран, объявивших санкции, не только не сломили нашу экономику — наоборот, помогли российскому бизнесу, особенно аграрному, встать на ноги. Аграрии Адыгеи, на ваш взгляд, сумели воспользоваться выгодной ситуацией?

— Сегодня с учетом сложившейся экономической ситуации, на мой взгляд, идет переосмысление роли и значения агропромышленного комплекса в социально-экономическом развитии всей нашей страны. И санкции действительно открыли перед нашими сельхозпроизводителями новые возможности. Особенно очевидны они для производителей зерна. Ведь что такое, по сути, зерно? Это сырье. А сырье подвержено ценовым колебаниям, зависящим от мировой конъюнктуры. С вводом санкций закупочная цена зерна поднялась, соответственно, аграрии получили новые перспективы.

И что в результате? А в результате за последние годы сельское хозяйство в нашей стране стало не просто успешным бизнесом — это флагман экономики. Мы сами производим, сами обеспечиваем себя всеми необходимыми продуктами. Мы сумели убедительно доказать свою состоятельность в решении вопросов продовольственной безопасности, существенно нарастив при этом экспортный потенциал. Сегодня Россия, и Адыгея как один из главных производителей зерновых страны в частности, — в числе крупнейших поставщиков зерна на внешний рынок.

Аграрии республики, определенно, сумели грамотно воспользоваться обстановкой. Тому подтверждение — рекордный урожай зерновых, который Адыгея собрала в минувшем году, растущие в разы площади садов. Но из этой ситуации нужно выжать максимум — чтобы в случае возникновения более тяжелых условий иметь заранее подготовленный ресурс. Это в руках самих сельхозпроизводителей.

— Тем более что эта благоприятная ситуация вряд ли будет длиться вечно?

— И мы это прекрасно понимаем. Поэтому и призываем по максимуму грамотно подходить к бизнесу. Повторюсь — сегодня благодатный момент для того, чтобы нарастить мощности, производственную базу, обновить технику. Впрочем, это осознают и сами аграрии. И это демонстрирует хотя бы то, что за последние несколько лет в республике в оборот введено огромное количество простаивавших земель. Предприниматели ищут подходы к собственникам и арендаторам необрабатываемых участков и переводят землю в пашню. Это стало экономически выгодно. В том числе потому, что урожай опять-таки сегодня есть куда продавать. Возникли проблемные моменты с Турцией, и она перестала покупать зерно? Не беда, говорят аграрии. И переориентируют рынок сбыта.

— Между тем ряд аграрных экспертов заявляют, что России выгоднее продавать не сельхозпродукцию, а продукты ее переработки. Вы с этим согласны?

— Отчасти да. Конечная продукция менее подвержена ценовым колебаниям, да и попросту дороже. Многие помнят время, когда в Адыгее работал мощный консервный комбинат. Не было уголка страны, где не знали бы производимую здесь продукцию — она пользовалась спросом у жителей субъектов от юга до Дальнего Востока. Сегодня нам определенно не хватает такого завода, и мы должны работать над тем, чтобы такие производства появлялись. Развитие переработки важно и с социальной точки зрения. Новые предприятия — это новые рабочие места и дополнительные поступления в бюджет. Ну а для сельхозпроизводителей это стало бы огромным плюсом с точки зрения стабильного и выгодного рынка сбыта.

— Тем более что сегодня все больше жителей села начинают вести сельскохозяйственную деятельность.

— Старшее поколение, думаю, хорошо помнит период так называемой борьбы с нетрудовыми доходами. Мой отец был преподавателем, и дополнительно наша семья выращивала овощи в теплицах. В один из дней отцу сказали: вы, как учитель, должны показать «хороший» пример — снести все теплицы. Пришлось сносить. Хотя в сельской местности огороды, хозяйство помогали семьям жить достойно. В глобальном плане это привело к тому, что жители села попросту разучились работать на земле. И все мы прекрасно помним 90-е годы и начало 2000-х, когда на нашем рынке был дефицит отечественных продуктов. Все заполонили импортные товары сомнительного качества.

Перед страной стояла задача положить этому конец. Был принят ряд стратегических мер, ситуация изменилась кардинально. И сегодня мы возвращаемся к традициям, бытовавшим ранее. На это, повторюсь, нацелена и политика государства, которое сегодня поддерживает тех, кто хочет заняться аграрным бизнесом, помогает грантами, субсидиями. И поддержка приносит эффект — в прошлом году, например, фермы и небольшие хозяйства произвели более половины всей продукции АПК Адыгеи. Другое дело, что пока не все работает так, как хотелось бы, в том числе на законодательном уровне.

— А что, на ваш взгляд, лучше — наличие несовершенного, выражаясь обывательским языком «плохого», закона или отсутствие закона вовсе?

— В контексте данного разговора — я имею в виду поддержку агропромышленного комплекса и в целом экономические преобразования — даже несовершенный закон предпочтительнее его отсутствия. Один политик и реформатор однажды сказал такую мудрость: не требуется тщательно прописывать норму закона, достаточно ее наличия, чтобы потом постепенно усовершенствовать. Любая законодательная инициатива рождается из повседневных проблем региона и опыта. Иными словами — затем мы и работаем, чтобы совершенствоваться, принимая во внимание мнения и предложения людей, для которых, собственно, и разрабатываются законы.

— Кстати, о мнениях. Как обычному фермеру достучаться до власти и рассказать о том, что его волнует?

— Каждый из депутатов открыт для такого рода взаимодействия, и, более того, оно активно ведется — в рамках приемов граждан, например. А с этого года мы решили внедрить новую форму работы: депутаты, курирующие АПК, будут регулярно выезжать в районы и проводить встречи с владельцами личных подсобных хозяйств, фермерами. Будем говорить с ними об их проблемах — о том, как они чувствуют себя на местах, что они хотели бы донести до властей, какие изменения в существующей законодательной базе, по их мнению, помогли бы им развиваться. И именно на основе таких обращений мы будет выстраивать свою работу. Уверен, ее эффективность не заставит себя ждать.

Если говорить в целом о развитии агропромышленного комплекса в Адыгее, то наряду с положительными результатами работы, конечно, сохраняется целый перечень нерешенных вопросов. В их число входит низкая доступность кредитных ресурсов, рост цен на материально-технические ресурсы, в первую очередь на минеральные удобрения, горюче-смазочные материалы, высокий уровень износа основных фондов в сельском хозяйстве, низкий уровень заработной платы в АПК. Все эти проблемные вопросы мы и намерены решать в тесном взаимодействии с исполнительной властью.

Юлия Мельникова

Аскер Хаджумарович Савв