Логотип

E-mail: red1ra@radnet.ru | О газете

В минувший вторник на внеочередной выборной конференции Российской федерации баскетбола (РФБ) Андрей Кириленко был выбран новым президентом организации.

Из 220 бюллетеней действительными были признаны 215. Все голоса были отданы Кириленко, который являлся единственным претендентом на эту должность. После избрания Кириленко ответил на вопросы журналистов, подчеркнув, что первоочередным приоритетом федерации является подготовка сборной к чемпионату Европы и привлекать новых людей к работе национальной команды уже поздно.

— Приступаю к обязанностям сразу же, — начал Кириленко. — Работы очень много. Конкретно сейчас следует уделить особое внимание главной мужской сборной, которая 5 сентября отправится на чемпионат Европы.

— Отчетно-выборная конференция состоялась в результате суда, в голосовании у вас не было конкурентов. Не останется странного привкуса от такой победы?

— А разве я как-то мог повлиять на выдвижение других кандидатов? Я отвечаю только за себя. То, каким образом люди сегодня сделали свой выбор, вы видели сами. Думаю, это о многом говорит. Что касается скандалов, которые развернулись вокруг выборов, может, это не так плохо. В конце концов, волна новостей, пусть и негативных, напомнила всем о существовании баскетбола в России. На мой взгляд, это одна из главных задач для федерации на ближайшую перспективу — сделать так, чтобы как можно больше людей получили возможность узнать о баскетболе.

— Вам достается огромный клубок проблем от предыдущего руководства, и в распоряжении у вас всего год, затем состоятся новые выборы. Нет ощущения, что вы занимаете расстрельную должность?

— За свою карьеру игрока я привык к вызовам. Смотрю на сложившуюся ситуацию как на новую вершину. Понятно, что тут своя специфика, и сейчас я могу лишь пообещать, что не пожалею усилий, чтобы покончить с негативом, который окружает наш баскетбол. Естественно, помимо ближайших планов у меня существуют и долгосрочные проекты. Но пока нужно хотя бы встать на ноги и наладить работу аппарата РФБ.

— Стоит ли ожидать каких-то кадровых изменений в штабе сборной?

— До старта Евробаскета остается меньше 10 дней, о каких переменах в штабе сборной может идти речь? Сейчас наша задача — создать для команды максимально комфортные условия, дополнительные встряски ей ни к чему. Работа РФБ будет направлена на то, чтобы оставшаяся часть подготовки прошла в позитивной атмосфере и без сбоев.

— Сохранит ли пост генерального менеджера Дмитрий Домани, ранее собиравшийся выдвигать свою кандидатуру в президенты РФБ и обратившийся к вам с открытым письмом?

— Как я уже сказал, сейчас не время для изменений. Само собой, я встречусь с Домани, чтобы обсудить рабочие моменты. Мы оба выступали за национальную команду и знаем, как важно иногда бывает забыть о каких-то разногласиях и взяться за общее дело. На Евробаскете разыгрывается путевка на Олимпиаду, так что переоценить значение момента невозможно, нужно объединять усилия.

— Связывались ли с вами представители предыдущего штаба РФБ? Возможно, кто-то из них предлагал свою помощь?

— Пока никто не связывался. Наверное, потому что я стал президентом этой организации только что.

— Вашим первым шагом в роли президента стало создание нового исполкома. Что побудило вас отвести одно из кресел Виктору Хряпе?

— В России у баскетболистов никогда не было права голоса. При этом они составляют огромный пласт пирамиды, и я считаю, что у них должна быть возможность донести до чиновников свое мнение. Хряпа идеально подходит для того, чтобы представлять игроков, поскольку ему доверяют все ребята.

— Поясните свою оговорку насчет присутствия в исполкоме Сергея Чернова….

— В повестке дня прошедшей конференции не было пункта об изменении Устава РФБ, а он предписывает присутствие в исполкоме почетного президента. Чтобы вывести его из состава, необходимо изменять Устав, то есть созывать новую конференцию. Мы планируем посоветоваться с ФИБА по данному вопросу и, возможно, переписать Устав в этой части.

— Можно ли сравнить переход на новую должность с переходом в новый клуб?

— Это совершенно разные вещи. Например, приходится привыкать к официозу. Плюс, конечно, уровень ответственности совершенно другой. Раньше у меня было 11 партнеров по команде, а теперь их более двухсот. И всем надо уделять время, делать их лучше, помогать им и способствовать тому, чтобы они помогали тебе.

— Александр Каун потерян для сборной России или шанс вернуть его существует?

— Федерация будет строить диалог со всеми потенциальными кандидатами. Я не сторонник того, что кого-то нужно заставлять играть за сборную. У всех есть свои причины, будем их обсуждать и пытаться прийти к общему знаменателю. Знаю по себе, что в жизни игрока бывают обстоятельства, которые могут помешать ему сыграть за сборную.

— Юлия Аникеева подала в отставку с поста и.о. президента РФБ, однако за ней сохраняется место в исполкоме ФИБА-Европа. Будете пытаться это изменить?

— На это может повлиять только ФИБА.

— Неожиданно, что в исполкоме РФБ не оказалось Андрея Ватутина, который был одним из первых, кто поддержал вашу кандидатуру...

— Скажу больше: когда я только обдумывал идею собственного выдвижения, он сказал: «Дерзай, люди хотят видеть тебя на этом посту». И затем помогал при малейшей необходимости. Естественно, я предлагал ему место в исполкоме, однако он сам отказался. Он устал от того, что его постоянно в чем-то подозревают, так что теперь решил остаться в стороне от управления федерацией. Хотя, на мой взгляд, такие активные люди, как Ватутин, исполкому нужны. Или такие, как Сергей Тараканов, правда, в данном случае возникает конфликт интересов с его агентской деятельностью. Были еще специалисты, которых я хотел видеть в исполкоме, но по разным причинам они отклонили предложения. Например, Анна Архипова-фон Калманович, чей подход к делу мне импонирует и которая готовит потрясающие кадры в видновской академии. В любом случае я доволен тем исполкомом, который нам удалось сформировать. Он достаточно мобильный, чтобы оперативно решать возникающие вопросы, авторитета и опыта его членам не занимать.

— Пока РФБ остается под действием санкций ФИБА. Что нужно сделать, чтобы избавиться от них окончательно?

— Важно наладить партнерские отношения с международной федерацией, тогда ситуация нормализуется. Сегодня на конференции присутствовали два ее представителя, так что первые шаги в этом направлении уже сделаны.

— По окончании конференции вы разговаривали с Костой Илевым. О чем?

— Насколько я понял, представители ФИБА довольны тем, как чисто и красиво прошла конференция. Все юридические нюансы также были соблюдены, что обеспечивалось присутствием представителей Министерства юстиции. На сегодняшний день проблемы с легитимностью наконец остались позади, и президент может начать работать.

— Вы представляете размер долгов, который остается вам от предыдущего руководства федерации?

— Помимо Евробаскета, главная сиюминутная задача — принять текущие дела, понять, что за «наследство» нам досталось. С чего мы начнем? На данный момент у меня нет ответа на этот вопрос. Поэтому в ближайшие дни будет проведена тотальная ревизия.

— У вас уже есть представление о необходимых кадровых перестановках в РФБ?

— Мы будем изучать не только финансовое, но и кадровое «наследство». Оценим людей, которые сейчас работают в различных департаментах. Тех, кто занят делом и приносит пользу, оставим. Те, кто держится за место и выживает, — отправятся на пенсию. Нам нужны по-хорошему шустрые, инициативные люди. Нынешним сотрудникам РФБ скажу одно: не надо смотреть на меня как на мессию. Не нужно думать, что сейчас польются денежные реки от спонсоров или государства. Просто всем пора начать работать. А я со своей стороны сделаю все возможное, чтобы быть хорошим примером, как нужно выкладываться на рабочем месте.

— Чемпион России среди мужских команд в последние годы определялся в рамках Единой лиги ВТБ. Вас это устраивает?

— Считаю, что профессиональные клубы должны договариваться между собой и организовывать свой турнир, не вовлекая какую-либо третью сторону. Лично мне нравится, как работает Лига ВТБ. О ее успехе говорят стабильное развитие и результаты клубов-участников на международной арене. Мне кажется, что сегодня и женская Премьер-лига готова перейти к самостоятельному существованию. Остается сесть и обсудить возможные варианты. Низшие лиги пока нуждаются в поддержке РФБ, но в идеале я бы хотел, чтобы каждый турнир управлял своими ресурсами самостоятельно.

— Как планируете решать вопрос с лимитом на легионеров?

— Здесь нет одного быстрого ответа. Ведь проблема не в лимите. Нужно подтягивать детский и юношеский баскетбол, чтобы создать когорту кандидатов в сборную из нескольких сотен человек. Сейчас у нас есть 30—40 баскетболистов, которые переходят из клуба в клуб и заполняют квоту, предписанную лимитом. Выбора нет ни у команд, ни у сборной. Если мы решим вопрос с собственным резервом, тема избытка легионеров отпадет сама собой.

— Вы осознаете, что внезапно стали Андреем Геннадьевичем?

— Мне кажется, что я никак не изменился, друзья по-прежнему называют меня Андрей. Да и журналистам предлагаю обращаться ко мне так же. У меня нет проблем с самомнением. К тому же я еще молод, так что пока не думайте об отчестве!