Логотип

E-mail: red1ra@radnet.ru

Юрий Казьмин с боевыми друзьями

Представители старшего поколения газетчиков, конечно же, помнят песню фронтовых корреспондентов, которые «с «лейкой» (марка распространенного тогда фотоаппарата. — Прим. ред.) и блокнотом, а то и с пулеметом» шли в бой против фашистов.

Наш коллега Юрий Казьмин, работавший в «Адыгейке» в шестидесятых-семидесятых годах прошлого столетия, рассказывал, как ему, корреспонденту газеты воздушной армии, поручили срочно сделать на первую полосу снимок-панораму искореженной нашей авиацией и артиллерией немецкой военной техники после успешной боевой операции на Днестре. Юрий Казьмин попросил летевшего туда своего товарища, летчика-истребителя Петра Якубовского, взять его с собой. Но самолет был одноместным, брать на борт пассажира инструкция строго запрещала. И когда командир эскадрильи узнал о «самоуправстве» летчика Петра Якубовского и корреспондента Юрия Казьмина, грозился отдать их под трибунал. Но когда вышел номер армейской газеты «Защитник Отечества» с панорамой на всю первую страницу разбитой на Днестре немецкой военной техники, в расположение эскадрильи прибыл командующий воздушной армией и потребовал представить ему героев: летчика-истребителя и военного корреспондента. Командир эскадрильи вызвал дежурного и приказал срочно доставить сюда героев. Дежурный засомневался, потому как Якубовский и Казьмин сидели на гауптвахте, ожидая трибунала. Комэск еще раз громко повторил приказ, давая понять, что обстоятельства изменились.

Командующий армией сказал, обнимая героев: «Да знаете ли вы, что этим снимком в газете вы нанесли врагу удар больше сотни бомбардировщиков! Все увидели, как мы умеем громить врага!» Командующий тут же вручил ордена Красной Звезды Петру Якубовскому и Юрию Казьмину.

Самой неисследованной темой в истории нашей газеты является фотожурналистика. Из всего изданного по истории газеты известно, что фоторепортеры — представительницы прекрасного пола пошли в газету, когда их коллеги мужчины «с лейкой и блокнотом, а то и с пулеметом» защищали Отечество от гитлеровских захватчиков. Первой ласточкой была К.Дубовская, пришедшая в редакцию в апреле 1943 года. Ни как ее звали, ни кого она сменила — неизвестно. Таким же инкогнито является и Е.Иванова, пришедшая в «Адыгейку» в январе 1945 года.

Зато когда начали возвращаться с войны мужчины, полку фоторепортеров прибыло. Вернулся в родную газету Анатолий Рощупкин, бывший фоторепортером в «Адыгейке» и до войны. Он прошел суровую школу фронтового фоторепортера и долгие годы проработал в нашей газете. При этом Анатолий Рощупкин был хорошим организатором. При нем появились у газеты внештатные фотокорреспонденты. Одним из них был Иван Шарапов, который наравне со штатными работниками получал редакционные задания и отлично их выполнял. Впоследствии он организовал киностудию на «Дружбе», снимал первые документальные фильмы о славных делах тружеников Адыгеи.

Иван Шарапов

А с Иваном Ракитой я познакомился в дороге, когда ловил попутку на Гиагинскую. Остановилась по тем временам шикарная машина «Волга». Вскоре заметил ниже лобового стекла хромированную дощечку с надписью «И.В.Раките от маршала Советского Союза Семена Буденного». Стал расспрашивать, Иван Васильевич рассказал, что во время Великой Отечественной войны служил фотокорреспондентом фронтовой газеты 4-го гвардейского Кубанского казачьего кавалерийского корпуса. К 20-летию Победы, когда маршал Буденный был инспектором всей советской кавалерии, он подарил фронтовому корреспонденту новенькую «Волгу» в знак его больших заслуг в воспитании бойцов через корпусную газету.

Иван Ракита, оставив газету, открыл свое фотоателье недалеко от бывшего кинотеатра «Ударник». Фотохудожником он был превосходным. К нему многие шли фотографироваться. До сих пор у майкопчан старшего поколения сохранились фотоснимки с виньеткой Ивана Ракиты.

А фотокорреспондентом-долгожителем в нашей газете был Нурбий Тлевцежев. Пришел он в редакционный коллектив в 1967 году, был сначала фотографирующим водителем редакционного уазика. Потом поднабрался опыта и стал фотокорреспондентом. Почти двадцать лет он отдал «Адыгейке» до пенсии, а потом работал еще в «Адыгэ макъ», продолжая предоставлять фотоснимки и нашей газете.

Дмитрий Крылов