Логотип

E-mail: red1ra@radnet.ru

На объектах торговли Кошехабльского района отвели специальные полки для продуктов с табличками «Произведено в Республике Адыгея»

Случилась в районе история. Приехал как-то по служебным делам высокопоставленный чиновник из столицы России. Его решили угостить адыгейским сыром и поставили к кофе тарелку с сырной нарезкой из нескольких сортов домашнего производства. Он попробовал и спросил: «А что это за сыр?» — «Наш собственный, адыгейский сыр», — ответили ему. «Да? Но в Москве у него почему-то совсем другой вкус», — удивился гость. «Все просто: этот сыр сделан из молока». Так и уехал чиновник в задумчивости о превратностях конкуренции, сбыта и кооперации современной рыночной экономики. Зарубежные санкции сельских жителей в глубинке никак не напугали. А вот контрсанкции, которые ввел Президент России на поставки зарубежных продуктов, в частности «молочки», многим дали карт-бланш в индивидуальном предпринимательстве, становлении собственного дела. О том, как растет самозанятость в сельском хозяйстве, о людях села, их проблемах и помощи власти читателям «СА» рассказал глава Кошехабльского района Заур ХАМИРЗОВ.

Рынок как политика

— Заур Аскарбиевич, агропромышленному комплексу района есть толк от санкций?

— Скажу так: в сельскохозяйственном производстве республики на долю Кошехабльского района сегодня приходится самое большое поголовье овец — почти 20 тыс. голов. Это на 360 голов больше, чем в прошлом году, и отары растут. Неплохо развивается на сельских подворьях птицеводство, причем наши жители поставляют на продовольственный рынок республики мясо не только кур, но и уток, гусей, индеек. За девять месяцев этого года в содержании крупного рогатого скота общее стадо увеличилось до 9,3 тыс. голов — это больше, чем на этот же период прошлого года. С начала года по сентябрь район в целом произвел на 134% больше мяса, чем в прошлом году. По молоку мы тоже на очень хороших позициях в республике. Валовый надой к сентябрю составил более 18,7 тыс. тонн — на 102,6% больше прошлогодних показателей. Благодаря чему выросло производство самых необходимых для народа продуктов? У нас есть семьи, которые этим занимаются уже, можно сказать, профессионально. Для них это основной труд и заработок. По сути, это малый бизнес, в котором заняты все члены семьи плюс один-два наемных работника. Вот такое направление экономического развития сельскохозяйственной территории мне очень импонирует. Оно правильное.

— Продовольственный рынок сегодня по качеству продуктов очень отличается — собственно рынок от сетевой торговли. В чем суть проблемы?

— В затратах сил и средств. Во-первых, в Адыгее действительно работают программы господдержки села. Это реальные деньги, которые вкладываются в становление сельского предпринимательства. По всем видам субсидирования в этом направлении объем вложений только за девять месяцев текущего года составил более 38,8 млн. рублей из средств федерального и республиканского бюджетов. Возмещается часть затрат на уплату процентов по кредитам и займам, которые были получены на развитие так называемых малых форм хозяйствования районного агропромышленного комплекса в 2005—2012 годах. В конкретных деньгах на это было выдано более 7,8 млн. рублей. Кроме того, сельским жителям субсидируется каждый килограмм реализованного и отгруженного на собственную переработку товара, к примеру сыра, молока, продукции растениеводства, возмещаются затраты на семена. Сыграли свою роль и гранты. С начала года на поддержку начинающих фермеров мы получили 7,5 млн. рублей, на развитие семейных животноводческих ферм — 6 млн. рублей. 

Эти средства вложены, они работают на качество продуктов, поскольку от качества — а вкус у наших покупателей есть — зависит, сколько сельская семья продаст выращенного продовольствия и какой получит доход.

— Возникает вопрос сбыта. Чтобы купить, нужно ведь попробовать?

— Конечно. На собственном продовольственном рынке, внутри района, наши продукты широко представлены. Еженедельные ярмарки проводятся по четвергам и субботам — в селе Натырбово, в поселке Майском, в ауле Кошехабль в эти дни всегда идет торговля. Наши люди к этому уже привыкли и знают, где что купить. Почти вся говядина, которая продается на рынках Лабинска соседнего с нами Краснодарского края, — из Кошехабльского района. На этот рынок работают перекупщики, которые закупают мясо у селян. На центральном рынке столицы Адыгеи вся баранина — тоже из нашего района. Более того, она производится в ауле Ходзь и поставляется местными жителями постоянно на протяжении уже 20 лет. Раньше ее было не так много, но за последние годы объемы выросли.

— О роли рыночных перекупщиков в народе идет недобрая слава. Их задача — купить подешевле и подороже продать. Не проще самим заниматься реализацией?

— К слову, в торговле бараниной перекупщиков нет. Свою марку ходзинцы держат высоко. Если каждый день торговля идет на одном и том же месте, некачественное мясо на прилавок не попадет. Покупатели просто отвернутся. Свое высокое реноме они нарабатывали годами, сегодня у них покупают баранину кафе и рестораны столицы республики и не только. А это — свои клиенты, статус и уровень дохода. Сельскохозяйственное производство — долгий процесс, и заработок у селян бывает не каждый день. Сейчас все они готовятся к предновогодней торговле и надеются заработать, поскольку на вырученные доходы семья не только будет жить, но и часть денег вложит в развитие собственного производства. Математика здесь очень проста. В то же время не у всех, кто производит продукты, есть возможность ими торговать. Нужно заниматься чем-то одним. Так что перекупщики занимаются своим делом и в чем-то помогают селянам.

Спрос и предложение

— Недавно в Адыгее стали продвигать идею создания сельскохозяйственных кооперативов. Как к ней отнеслись сельские предприниматели?

— Идея не нова. Программа по кооперации действительно работает в регионе. Предполагается, что, например, 10 семей получат по 1 млн. рублей, добавят к нему собственные средства и на условиях софинансирования будут развивать птицеводство. Это в принципе нормально. Но сбыт продукции — совсем другое. Кто-то вырастил кур лучше, кто-то хуже, один больше работал, другой меньше. Разногласия на одной небольшой территории никому не нужны. Вместе с тем, если самому заниматься реализацией, необходимо целый день стоять на рынке. Нанимать реализатора для того, чтобы продать 200 кг мяса, невыгодно — больше денег уйдет на оплату труда продавца. Поэтому мелкооптовые скупщики на дому пока обходятся дешевле. Наверное, нужны какие-то новые формы взаимодействия производства и рынка. Собственный магазин содержать тоже нелегко. Но полки в магазине — это уже шаг вперед.

— Если уж мы говорим о востребованных продуктах: многие ли занимаются в районе производством свинины? На том же рынке Майкопа, как говорят, домашним свиным мясом торгуют лишь 2-3 реализатора, остальное — промышленные поставки.…

— В основном свинопоголовье выращивается у нас в Натырбовском сельском поселении. В целом по району на откорме находится порядка 1,5 тыс. голов свиней, это хоть и не намного, но больше, чем в прошлом году. В значительной части домашнее свиное мясо реализуется на рынке в хуторе Казенно-Кужорском. Бывает, свинину из Натырбово поставляют на рынок в Майкоп, но, думаю, в небольших количествах, так как на местном рынке на это мясо высокий спрос. Сельские жители привыкли к вкусу настоящей свинины, именно такому мясу и отдают предпочтение. Сегодня предложение и спрос зависят от многих факторов, а не только от законов рыночной экономики. Растут доходы у населения — и вкусы меняются.

Безработица — в руках безработных?

— То, что в сельской местности развитие предпринимательства получило новый импульс — факт отрадный. Но если увеличиваются объемы производства в АПК, должна расти и переработка пищевой продукции?

— В этом отношении ставка тоже сделана на предпринимательство. Крупных пищевых перерабатывающих предприятий на данный период в районе немного, но работают они эффективно, в республике известны благодаря своей продукции. По итогам девяти месяцев производство пищевых продуктов маслозавода по объему отгруженной продукции составило более 130% к прошлому году на сумму порядка 580 млн. рублей. В то же время на 1 октября текущего года у нас в районе зарегистрировано 169 действующих торговых объектов и 17 предприятий общественного питания. И здесь также работает семейный бизнес. Есть семьи, которые занимаются производством пельменей из мяса, которое производится в том же сельском поселении. Недавно в селе Вольном открылось небольшое кондитерское предприятие, и его продукция также пришлась людям «к столу» — попробовали на ярмарках.

Для сравнения: удельный вес продукции местного производства в общем объеме продовольственных товаров составляет практически половину. Розничный оборот товаров за девять месяцев года составил 495 млн. рублей, а в общественном питании — 28,5 млн. рублей. В целом средняя обеспеченность торговыми площадями на 1 тыс. человек населения района составляет сегодня 220 кв. м при минимальном нормативе в 225 кв. м. Это очень хороший показатель в развитии. И санкции, которые были введены Россией, сыграли в этом определенную роль.

— В этих условиях регион может обеспечить себя продуктами питания самостоятельно?

— Район может себя прокормить, даже учитывая то, что господдержка на развитие включает поставку части продуктов на республиканский рынок. Этим летом мы получили большой урожай зерновых — собрали 101 тыс. тонн зерна. Такого никогда не было. У одного из наших фермеров урожайность составила 68 центнеров с гектара. Более того, на одном экспериментальном поле был получен урожай в 98 центнеров с гектара! Это — успех нашего депутата Госсовета-Хасэ Адыгеи VI созыва, руководителя ИП КФХ «Зехов» Зураба Зехова. Он — кандидат сельскохозяйственных наук, предметно занимается семеноводством. Это очень серьезная и важная не только для нашего района, но и для всего АПК республики работа. Дело в том, что несколько лет в зерновом производстве основная масса полей засевалась импортными семенами. Сегодня Зураб Зехов не только сам сеет свои семена, но и людям помогает. Это и есть импортозамещение в реальном действии. Затраты на покупку семян очень высоки для фермеров: они нормально «работают» в поле примерно 3 года, после этого их надо менять. И наш земляк взял на себя эту задачу. Думаю, мы потихоньку отойдем от импорта. Уже отходим. Правительство нашей республики в этом заинтересовано так же, как и жители Кошехабльского района, всей Адыгеи. Без господдержки селянам было бы намного сложнее добиться изменений, которые сегодня стали практикой. В сельском хозяйстве все взаимосвязано. Развивается животноводство — и в последние три года аграрии стали больше сеять кукурузу, так как она хорошо востребована для кормов.

— Что еще региону предложат сельские жители, какие планы строят на будущий год?

— Мы говорим о том, что в развитии фермерства на массовом уровне надо уходить от обработки 100—200 гектаров земли. Это хорошо для зерновых. Кроме того, нужно заниматься садоводством, выращиванием клубники, овощей. Например, той же адыгейской тыквой — тыквенный сок пользуется популярностью в диетическом, детском питании. В этой сфере доходы будут гораздо больше, чем от растениеводства. То есть необходимо развивать любое сельскохозяйственное направление. От одного гектара клубники можно получить доход равнозначный 100 гектарам пшеницы. С 20 соток клубники можно получить 3 тонны ягод в сезон — это до 750 тыс. рублей дохода. Для семейного предпринимательства — хорошее подспорье. Потому что на клубничном поле очень высока доля ручного труда. Сейчас у нас серьезно занялись этим жители практически всего хутора Игнатьевского. У них хорошо «пошла» клубника, в Дмитриевском сельском поселении люди заняты тепличным выращиванием помидоров, огурцов. Ходзинское сельское поселение серьезно занимается овцеводством, в Вольном и Натырбово люди заняты растениеводством и мясным животноводством, в ауле Блечепсин большое поголовье КРС, развито овцеводство, растениеводство, в Егерухае — растениеводство. В общем, фермерство, сельское предпринимательство стало более стабильным.

— Крупный бизнес помогает селянам, он как-то заинтересован в развитии территории вокруг себя? 

— Да. В том же ауле Егерухай предприятие «Мамруко» делает многое. На заводе работает порядка 150 человек, все — местные жители. Значит, у 150 семей есть твердый постоянный доход в 15—20 тыс. рублей зарплаты. Пусть это не такие уж большие деньги, но это возможность заработать. Текучки кадров там практически нет. Предприятие фактически сохраняет аул, давая людям возможность не уезжать из дома в поисках работы. Поэтому и высшая награда республики — медаль «Слава Адыгеи», которую недавно вручил руководителю предприятия Глава республики, — абсолютно заслужена. Зарплата, социальные отчисления, налоги, которые выплачивает предприятие, дают местным жителям уверенность в завтрашнем дне, в том, что, достигнув возраста, они выйдут на пенсию и не останутся без дохода. Местное предпринимательство сегодня должно не только накормить регион, но и оправдать надежду местных жителей на стабильность.

— В районе, насколько известно, работают и предприниматели из других регионов. Что их притягивает?

— Те, кто занимается бизнесом серьезно, сегодня говорят одно: в Адыгее вести дело намного проще, чем в других регионах. Работают госпрограммы и поддержка, нет вымогательства. Крупный бизнес реально заинтересован в работе на территории республики. Загвоздка в другом — мы зачастую не можем им предложить то, что они хотят. У них высокие запросы — требуется много земли, инфраструктура. Когда ко мне приходит человек с вопросом о земле, я говорю: хорошо, мы будем помогать в развитии всем, чем сможем, но землю вам дадим в краткосрочную аренду. Я и своим предпринимателям говорю то же самое — поможем с грантами, с составлением бизнес-планов, развитием, где-то слово замолвим в вашу поддержку, только работайте. Когда все увидят, что вы реально производите продукцию, а не держите землю для иных целей, тогда договор можно будет пролонгировать. При этом вы обязаны нести небольшую социальную нагрузку — помогать с ремонтом школам, детсадам, 

ФАПам, благоустраивать территорию. Взамен нам больше ничего от вас не нужно. Некоторые после этого уходят.

— Сколько земли сегодня в районном сельскохозяйственном фонде?

— Порядка 34 тыс. гектаров. Вся она обрабатывается. Дайте нам еще столько же, она тоже вся будет обрабатываться. Еще около 9 тыс. гектаров находится в фонде перераспределения, но они все арендованы и тоже работают. Редчайший случай — это когда человек сам отказывается от земли на селе. На сегодня земля — самое ценное, что есть у селян…

Елена КОСМАЧЕВА.

Фото Аллы САЛИЕНКО.