Логотип

E-mail: red1ra@radnet.ru | О газете

IMG 9474Нужно жить, не оглядываясь на цифры в паспорте и на то, сколько вам исполнилось лет, — так философски относится к своему 90-летнему юбилею известный в нашей стране врач-микробиолог, кандидат медицинских наук, доцент Саида Керашева.

Саида Ибрагимовна выглядит для своих лет потрясающе молодо. С ее слов, это благодаря хорошим генам, в роду Гишевых (по отцу) были долгожители.

— Значима и сама дата моего рождения — 7 ноября, это значит, что я революционерка и бунтарка, — шутит Саида Керашева.

Красные сапожки

В жизни, начиная с детства, ей пришлось столкнуться со многими проблемами и лишениями. Ее отец, Ибрагим Гишев, был очень образованным, уважаемым человеком в ауле, он получил прекрасное образование в духовных семинариях Египта, Турции. К его мнению, а он был эфенди, прислушивались все аульчане. В годы советской власти подвергся гонениям, был арестован и сослан в один из лагерей для политзаключенных. Перед арестом, предвидя свою участь, он уговорил жену Аидхан оформить с ним развод и вернуть свою девичью фамилию — Керашева, чтобы не сломать жизнь двум дочерям.

— Мама со слезами на глазах уступила уговорам отца, и мы вскоре были вынуждены уехать жить к ее родителям. Когда наступили 30-е годы, начался страшный голод. Я хорошо запомнила такой случай: в наш дом пришли люди в кожанках — забрать остатки имеющегося зерна. Мы с сестрой хоть и маленькие были, но уже понимали, что, отдав пшеницу, будем вынуждены голодать. Я подбежала к неполному мешку с зерном, обхватила ручонками и стала плакать. Мудрая наша мама меня успокоила словами: «Взамен этого зерна тебе привезут из города красные сапожки!» Я потом долго еще ждала этот подарок… Конечно же, мы голодали. Нас, исхудавших — кожа да кости, в очередной свой приезд забрал из аула к себе в Краснодар мамин брат, писатель Тембот Керашев. Благодаря его заботе мы и выжили, — вспоминает то нелегкое время Саида Керашева. — В его доме было много книг, и мы с сестрой увлеклись чтением. Тембот занимался нашим воспитанием, образованием, он нам заменил отца.

Надо ли говорить, что мама девочек мечтала, что обе ее дочери выберут для себя именно учительство. Старшая из дочерей, Зейнаб, так и поступила — она окончила филологический факультет, впоследствии стала видным профессором.

Не микроскопическая наука

«Бунтарка» Саида решила жизнь посвятить медицине. Своей мечтой она поделилась с подругой, и после окончания школы они вместе уехали учиться в Ленинградский медицинский институт. Учеба ей давалась легко, в свободное время Саида знакомилась с достопримечательностями города на Неве.

— В то время молодежь в нашей стране была читающая, мы буквально «проглатывали» все новинки, выходящие в книжных издательствах. Одной из очень популярных книг стал роман Вениамина Каверина «Открытая книга» — о судьбе молодого ученого-микробиолога, — рассказывает Саида Керашева. — Этот роман произвел на меня огромное впечатление, и я тут же записалась на занятия кружка микробиологии в институте. Мне повезло — я, уже будучи преподавателем вуза, встретилась с прототипом героини романа — ученым-микробиологом Зинаидой Ермольевой.

После окончания института, затем аспирантуры Саиду Керашеву, как молодого талантливого микробиолога, уговаривали остаться преподавать в институте. Но ее свободолюбивая душа рвалась туда, где более сложно, где микробиология только делает свои первые шаги. И такое место нашлось — открылся медицинский институт в Барнауле, нынче это Алтайский государственный медицинский университет.

— Интересна история открытия этого института, — говорит Саида Ибрагимовна. — Во время пребывания в Барнауле Никиты Хрущева, он обратил внимание на красивое, только что построенное трехэтажное здание на одной из центральных улиц города. В нем планировалось разместить управление КГБ. Никита Сергеевич, узнав об этом, распорядился отдать здание под медицинский институт. И уже через месяц в аудиториях института преподаватели читали лекции студентам — вчерашним выпускникам школ со всех уголков страны и из-за рубежа.

Почти сорок пять лет она преподавала микробиологию в Барнаульском медицинском институте, из них более семнадцати лет заведовала кафедрой микробиологии, иммунологии и вирусологии, подготовила ряд научных статей, учебно-методических пособий. Как руководитель общества микробиологов и эпидемиологов участвовала в научных симпозиумах, конференциях — и всероссийских, и мировых.

Время для важных дел

С Барнаулом у Саиды Керашевой связана большая часть ее жизни, в том числе и семейной. Именно здесь она встретила Геннадия Хитова — инженера научно-исследовательского института, с которым рука об руку они идут по жизни много лет, разделяя интересы и во всем поддерживая друг друга.

— Чего скрывать, я всегда скучала по Адыгее, мне она даже снилась, — признается Саида Керашева. — И мы с супругом решили переехать в Майкоп, тем более что город Геннадию очень нравился: уютный, нешумный, климат здесь прекрасный, что немаловажно для состояния здоровья. Мне сразу же предложили преподавать микробиологию в майкопском филиале Кубанского медицинского университета, затем — на фармацевтическом факультете мединститута МГТУ.

Самая высокая оценка ее преподавательскому труду, со слов Саиды Ибрагимовмы, была дана студентами, когда они затаив дыхание слушали лекции, а после признались ей, что «оказывается, микробиология — это безумно интересно!».

Саида Керашева за многолетний добросовестный труд была удостоена званий «Отличник здравоохранения СССР», «Отличник высшей школы», награждена медалью «За доблестный труд», ведомственными наградами. Ушла на заслуженный отдых в возрасте 75 лет, но в силу характера спокойная, размеренная жизнь пенсионера с сидением на лавочке у подъезда не для нее.

— Наступило такое время, когда я готова приняться за дела, за которые мы обычно не беремся в молодости, потому что они требуют слишком много времени и большой отдачи, я имею в виду написание книги, — улыбается Саида Ибрагимовна. — Что касается возраста — нужно жить, не оглядываясь на цифры в паспорте и на то, сколько вам исполнилось лет… Даже если это и вполне солидная дата — как в моем случае — 90 лет!

Валерия Ломешина.

Фото Аллы Салиенко.