Логотип

E-mail: red1ra@radnet.ru

Всенародная уборка в школе Джамбичи

Часы показывали половину восьмого утра, когда заиграл мой сотовый. Звонил бывший глава Красногвардейского района, а ныне советник Главы РА Вячеслав Тхитлянов:

— Собирайся, заеду за тобой через десять минут.

За долгие годы совместной работы я привык к таким звонкам Тхитлянова. И хотя сегодня мы уже не связаны с ним служебными нитями, приглашение в поездку принимаю, ибо по прежнему опыту знаю, что она обязательно будет интересной. И не ошибаюсь.

— Едем в Джамбичи, — поясняет Тхитлянов, едва я уселся в прохладном салоне его внедорожника. — Там сегодня субботник — начинаем капитальный ремонт местной школы.

— За двадцать дней до начала нового учебного года? — удивляюсь я услышанному. — Решили повторить хатукайский опыт 2002 года, когда здание школы после наводнения начали ремонтировать за месяц до 1 сентября? Но там была чрезвычайная ситуация — сильное наводнение. И было множество мощных строительных организаций. А в Джамбичах решили субботниками?

— В Джамбичи другая ситуация, — отвечает Тхитлянов, управляя автомобилем и одновременно набирая на сотовом телефоне чей-то номер.

— Виктор Иванович, пришли сейчас в Джамбичийскую школу своих специалистов, — обращается он в трубку. — Надо обесточить школьное здание, а на опорах во дворе установить несколько розеток.

Я догадываюсь, что Тхитлянов звонит директору ООО «Красногвардейскагропромэнерго» Виктору Коваленко.

— В Джамбичах у нас другая ситуация, — возвращается он к ответу на мой вопрос. — Ты прекрасно знаешь ситуацию со школой в этом ауле — здание старое, круглый год подвержено воздействию близких грунтовых вод, постепенно приходит в упадок. Ставить вопрос о строительстве современного типового здания бессмысленно, хотя мы и пытались это делать. Но школа малокомплектная, в ней обучается чуть более семидесяти ребятишек. Понятно, что при малой численности детей в ауле федеральный центр не будет разговаривать о строительстве новой школы. Не хуже меня знаешь это.

Ситуацию со школой, демографическую обстановку в Джамбичах я действительно знаю. Она, мягко говоря, непростая. Два года назад в районной газете «Дружба» была опубликована моя статья «Угасание», в которой рассказывалось о том, что аул стремительно стареет. Еще в семидесятые годы в местной школе обучалось более 300 мальчишек и девчонок. Нынче же их количество сократилось до 70. В первый класс ежегодно приходит не более 7–9 малышей. Молодежь из аула уезжает, потому и численность детворы в нем неуклонно сокращается. А уезжает молодежь в том числе и потому, что нет нормальной школы, а существующую ныне в любой момент могут закрыть, руководствуясь оптимизацией.

В конце восьмидесятых годов прошлого века, благодаря хлопотам тогдашнего руководителя областного агропромышленного комитета, уроженца Джамбичи Аслана Шеожева, в ауле быстро собрали трехэтажное панельное здание. Но грянул август девяносто первого года, за ним развал огромного государства, закружились вихри суверенизации, и всем стало не до школы. Так и стоит в центре аула и по сей день трехэтажная бетонная коробка без крыши, с пустыми глазницами оконных и дверных проемов. Ни достроить, ни даже демонтировать ее денег так и не нашлось.

А аул тем временем начал угасать, становиться малолюдным, сегодня в нем есть целые улицы с пустыми домовладениями — старики ушли в мир иной, а молодежь разъезжается по городам и весям. Все понимали серьезность ситуации, говорили, что надо что-то предпринимать для ее изменения, и все текло своим чередом.

В июле в Джамбичийской школе побывал врио Главы Адыгеи Мурат Кумпилов. Ситуация в ауле ему хорошо известна — будучи Премьер-министром республики, он неоднократно пытался найти подходы к ее решению. Оставлять ее и дальше в таком положении нельзя.

Для начала решено было сделать капитальный ремонт старого школьного здания. Пригласили бывших выпускников этой школы, ныне возглавляющих различные республиканские структуры, бизнесменов. Договорились, что кто-то из них заменит в классах полы, кто-то — окна и двери, кто-то поменяет кровлю. А для начала надо разобрать, демонтировать старье. Нужны десятки рабочих рук. А где их взять?

— Вчера в ауле прошел сход его жителей, — рассказывает Вячеслав Тхитлянов. — Решено провести сегодня субботник. Вот на него мы и едем с тобой.

В Джамбичи мы приехали ровно в восемь часов. И я увидел, что школьный двор уже заполняют люди — пожилые, молодежь, конечно же, работники школы, ученики. Степенно, с серьезным видом к нам подошел небольшого росточка мальчик, пожал нам с Тхитляновым руки.

— Совсем взрослым стал, — улыбается директор школы Люся Тлишева. — В пятый класс перешел.

К девяти часам школьный двор уже был похож на муравейник. На субботник к аульчанам приехали работники агропромышленного техникума и детско-юношеской спортивной школы — эти организации возглавляют бывшие выпускники Джамбичийской школы Азамат Пчихачев и Мурадин Шеожев. Следующая группа помощников приятно и удивила, и обрадовала — приехали работники спецучилища из села Новосевастопольского, хотя никто никакого указания директору этого учреждения Аслану Хуту не давал. Все было проще: работающий в этом училище житель Джамбичи зашел к нему с просьбой отпустить его с работы для участия в субботнике. Хут поинтересовался: а что за субботник? И когда узнал, тут же распорядился не только отпустить этого мужчину, но и сформировать бригаду из пяти работников спецучилища и доставить их в Джамбичи.

Профессиональный, гражданский поступок Аслана Хута, как, впрочем, и сотен жителей Джамбичи, да и всего района, позволяет мне утверждать, что совершенно не случайно в советское время система образования в нашей стране называлась народной — районные, областные, краевые отделы так и назывались: отделы народного образования. Сегодня в их названиях слово «народное» убрали. Но в народе осталось прежнее восприятие школы как народного дела.

В первый день субботника за считанные часы, буквально на наших глазах старое здание Джамбичийской школы было, как говорится, раскурочено до основания: демонтировали оконные и дверные проемы, трухлявые межкомнатные перегородки, убрали полы. Аульчане, да и не только они, знали, что здание страдает от близких грунтовых вод. И тем не менее все были удивлены: в знойный, засушливый нынешний август земля под полом была не просто сырой, а обильно мокрой.

— Вот в этой сырости мы и учили детей все эти годы, — вздыхает директор школы. — Сейчас засуха, а представляете, что здесь в слякотную осенне-зимнюю пору!

Глядя на сотворенную участниками субботника разруху в школьном здании, спросил у Тхитлянова:

— Ломать не строить. Тут строительные навыки не нужны. Ну а дальше-то понадобятся уже специалисты. Неужто всерьез рассчитываете закончить все к 1 сентября?

— Маниловщиной мы не занимаемся, — отвечает он. — Поставлена задача завершить все работы до конца нынешнего года.

— А где все это время будут учиться дети?

— Этот вопрос уже решен — 1 сентября педагогический коллектив вместе со всеми учащимися едет в Большесидоровскую школу. Там они будут заниматься во вторую смену.

— 1 сентября мы все-таки проведем праздник первого звонка во дворе своей школы, а уже потом поедем к соседям, — уточняет Люся Тлишева. — Нам предложили на выбор две школы. И родители, и дети высказались за Большесидоровскую.

…Работы по капитальному ремонту здания Джамбичийской школы только начинаются. Без трудностей здесь вряд ли обойдется. Но власти, безусловно, сделают все, чтобы с 1 января 2018 года аульские дети вернулись в родные стены.

Возможно, по этому поводу будет проведена торжественная школьная линейка, будут искренние слова благодарности за обновленную школу. Это естественно, это нужно. Сделан важный, но, осмелюсь написать, не самый главный шаг по возрождению аула. Да, любой сельский населенный пункт живет, пока в нем есть школа. Но школа должна быть заполнена детьми. Без них населенный пункт бесперспективен.

Джамбичийцам предстоит серьезная работа по изменению демографической ситуации в ауле. Думается, они соберутся на общеаульский сход и вместе с властями обсудят этот вопрос.

Виктор Алифиренко, заслуженный журналист РА.