Логотип

E-mail: red1ra@radnet.ru

О вызовах и перспективах

В беседе с корреспондентом «СА» Уполномоченный по защите прав предпринимателей в Адыгее Владислав Зафесов рассказывает о деловом климате в регионе, сложностях, стоящих перед предпринимательским сообществом, и мерах властей по поддержке деловой инициативы.

— Если смотреть на сложности и проблемы, стоящие перед бизнесом в других регионах, ситуация в Адыгее достаточно благополучная, — делится мнением Владислав Гучевич. — Всего в регионе действует более 21 тыс. субъектов предпринимательской деятельности. По итогам прошлого года число индивидуальных предпринимателей, состоящих на учете в налоговых органах, не сократилось, а увеличилось на сто человек. Это положительный сигнал в непростое для экономики страны время. Ведь многие регионы показывают серьезное снижение в этом секторе.

Важную роль играет то, что в Адыгее укрепляется система господдержки малого и среднего предпринимательства в различных отраслях — от сельского хозяйства до туристической сферы. Предусмотрены гранты, компенсации по кредитам, информационная и другие виды поддержки предпринимателей. По линии Минсельхоза Адыгеи успешно реализуются программы поддержки семейных животноводческих ферм и начинающих фермеров: КФХ было выделено в 2015 году 34,218 млн. рублей, в том числе 5 млн. из республиканского бюджета, а в 2016 году — 51,8 млн. рублей (6 млн. из республиканского бюджета).

Вопросы развития экономики и поддержки малого и среднего предпринимательства находятся на приоритетном месте для врио Главы Адыгеи Мурата Кумпилова, поэтому ожидаем, что система поддержки предпринимателей будет развиваться.

В практической работе для нас важно то, что улучшается взаимодействие бизнес-омбудсмена с органами власти региона, прежде всего с Министерством экономического развития и торговли, Министерством финансов, Минсельхозом, региональным Фондом поддержки предпринимательства, органами самоуправления.

Я вхожу в состав СПЧ при Главе Адыгеи, являюсь заместителем председателя Комиссии по господдержке малого и среднего предпринимательства, заместителем председателя Межотраслевого совета потребителей по вопросам деятельности субъектов естественных монополий при Главе Адыгеи. Помимо этого, вхожу в общественные советы, иные консультативные органы, созданные при прокуратуре, региональном управлении СКР, УФССП, Роспотребнадзора, УФНС, Росреестра. Все это дает возможность напрямую выходить на руководителей соответствующих структур при разрешении жалоб и обращений.

Выстроены конструктивные отношения с Союзом фермеров, Общественной палатой, Союзом ветеранов Адыгеи, Адвокатской палатой Адыгеи, лидерами партий и общественно-политических движений Адыгеи.

Сейчас мы развиваем взаимодействие с региональным Управлением ФСИН России. Исправительные колонии Адыгеи обладают значительным, однако далеко не в полной мере используемым, промышленным потенциалом и трудовыми ресурсами. Мы хотели бы способствовать тому, чтобы в этот сектор пришел бизнес.

— Как часто жалуются предприниматели на нарушения их прав? Можно ли говорить о том, что контролирующие и надзорные органы перестали «кошмарить» бизнес?

— Если говорить об итогах прошлого года, жалоб от предпринимателей становится меньше, однако по-прежнему приходится сталкиваться с существенными и сложно разрешимыми случаями. Всего за прошлый год нами рассмотрено 12 письменных и 38 устных обращений. Из этого числа 61% нашел положительное разрешение. Кроме того, значительное число субъектов предпринимательской деятельности получило устные консультации по вопросам, касающимся прав и законных интересов, форм и способов их защиты.

Благодаря взаимодействию с прокуратурой и Роспотребнадзором Адыгеи некоторые вопросы удается решить практически сразу — в телефонном режиме. Успехом стало и то, что один из споров — между предпринимателем и управлением архитектуры и градостроительства республиканского центра — был разрешен Уполномоченным в рамках примирительных процедур. Ситуация возникла по поводу перевода жилого помещения под частную клинику. Стороны, не обращаясь в суд, пришли к консенсусу. Подобные примеры есть далеко не во всех регионах.

Да, главным образом к нам поступают жалобы именно на действия контролирующих и надзорных органов. Тем не менее по сравнению с прошлыми годами ситуация улучшилась. Отмечено снижение количества плановых проверок. Это обусловлено и тем, что на федеральном уровне принято решение о введении каникул на плановые проверки малого бизнеса. Стало меньше и внеплановых проверок. Для пресечения возможных злоупотреблений каждая внеплановая проверка, за исключением документарных и проверок в сфере защиты прав потребителей, согласуется с прокуратурой. За прошлый год из 78 заявлений от контрольных и надзорных органов о согласовании выездных внеплановых проверок были отклонены 37. 

Стало меньше проверок по линии Роспотребнадзора. Однако статистика не столь однозначна — общие данные по итогам 2016 года не дают возможности предметно ознакомиться с ситуацией по проверкам предпринимателей. С руководством Роспотребнадзора по Адыгее достигнута договоренность, что при подведении итогов текущего года данный пробел будет устранен.

Среди острых моментов назову то, что на практике проверки часто влекут за собой наложение штрафов, несоразмерных уровню правонарушения. Бывает так, что с первого раза накладывают штрафные санкции в десятки тысяч рублей — суммы весьма чувствительные. Кроме того, либо штрафы списываются незамедлительно, либо блокируются банковские счета. Хотелось бы призвать контролирующие и надзорные органы перестать проводить проверки с особым пристрастием. Проверяющие должны быть более доброжелательны. Если впервые выявлены незначительные нарушения, то оправданно предупредить, а не штрафовать.

Есть устные сигналы, что проверяющие заранее присматривают нарушения для того, чтобы официально их «выявить» во время следующего визита, вместо того чтобы сразу указать на их наличие, содействовать их устранению. Бывает и так, что предприниматели, сталкиваясь с необоснованным давлением со стороны должностных лиц, готовы рассказать о ситуации в личной беседе, однако отказываются писать жалобу, опасаясь негативных последствий.

Среди сложностей отмечу и то, что в полной мере реализовать право на участие в проверках бизнеса мы не можем: на данный момент штатная численность Аппарата Уполномоченного по правам предпринимателей в РА определена в одну штатную единицу. На муниципальном уровне назначено 29 общественных помощников, однако эта практика пока себя не оправдывает. В таких условиях возможность получать квалифицированные экспертные заключения по жалобам и обращениям предпринимателей у нас имеется благодаря привлечению общественных экспертов, часто эту роль играют адвокаты — члены Адвокатской палаты Адыгеи, с которой у нас заключено соглашение о взаимодействии.

— Какие еще проблемные моменты вы видите исходя из содержания поступающих обращений?

— Среди препятствий к развитию малого и среднего предпринимательства назову то, что крупные торговые сети вытесняют магазины «шаговой доступности» и весь торговый малый бизнес в целом. Сложностей добавляют высокие тарифы по коммунальным платежам и необоснованный рост кадастровой стоимости недвижимости. Сохраняются трудности с привлечением квалифицированных кадров на малые и средние предприятия.

Значительное количество поступающих обращений связано с волокитой и сложностями при получении различного рода разрешений и при технологическом присоединении. Это предполагает длительную ходьбу по кабинетам и может затянуться на очень долгий срок. Человек, имеющий стартовый капитал и желающий пустить его на развитие дела, может потратить имеющиеся ресурсы на эти бесконечные процедуры. Излишне говорить о том, что в таких условиях резко возрастают риски возникновения различного рода коррупционных схем. Поэтому было бы оправданно оказывать соответствующие услуги через уже хорошо себя зарекомендовавшие многофункциональные центры, создав при них группу специалистов, которые будут предметно заниматься вопросами выдачи разрешений на технологические присоединения.

— Встречаются ли обращения по поводу уголовного преследования предпринимателей?

— В минувшем году таких обращений было три, в прежние годы мы с подобным сталкивались редко. В двух случаях вопрос решен положительно — уголовные дела были прекращены с правом предпринимателей на реабилитацию. В одном случае это было дело в отношении предпринимателя, который, по мнению следствия, организовал нелегальную добычу на своем участке гравийно-песчаной смеси. Другое дело возбуждалось за самоуправство — в условиях нерешенного земельного спора один из сельхозпроизводителей провел дискование спорного участка, уничтожив посадки мяты. Однако более детальное изучение обстоятельств показало, что в этих двух случаях уголовное преследование подлежало прекращению ввиду отсутствия состава преступления.

Рассмотрение таких обращений невозможно без взаимодействия с прокуратурой РА и Управлением СКР по Адыгее. Встречаю со стороны руководителей этих ведомств понимание, за что особенно им благодарен.

Также у нас есть интересный опыт взаимодействия с Адвокатской палатой Адыгеи. Мы вместе подготовили предложения по совершенствованию федерального законодательства, регулирующего вопросы уголовного преследования предпринимателей. В том числе мы предложили включить в уголовно-процессуальный закон четкое понятие преступления в сфере предпринимательской деятельности — субъективное толкование данного понятия сотрудниками правоохранительных органов влечет риски необоснованного возбуждения уголовных дел.

— Есть ли основания ожидать, что федеральный центр будет прислушиваться к мнению регионов?

— Полагаю, федеральный центр готов прислушиваться. Ежегодно бизнес-омбудсмены в регионах готовят доклады о ситуации в сфере защиты прав предпринимателей, которые направляются Уполномоченному при Президенте России по правам предпринимателей Борису Титову. Он в свою очередь доносит до руководства страны существующие проблемы и предложения по их устранению. Это, как правило, имеет положительный эффект. В лучшую сторону меняется уголовный закон, становясь более лояльным к предпринимателям и обеспечивая более полные гарантии защиты бизнеса от необоснованного преследования.

Приветствую грядущие изменения, позволяющие самозанятым гражданам, формализуя отношения с налоговыми органами, не регистрироваться в качестве ИП. Такая система может позволить выйти из тени значительному числу людей, желающих зарабатывать своим трудом, не нанимая работников. Всего по России эти изменения должны коснуться 5—7 млн. человек. Также недавно малому бизнесу позволили отказаться от принятия локальных нормативных актов, внося все необходимые положения непосредственно в трудовые договоры с работниками. Это значит, что предприниматели будут избавлены от необходимости принимать правила внутреннего трудового распорядка, положение об оплате труда, положение о премировании, графики сменности и другие документы. По-хорошему для одной этой бумажной работы предпринимателю необходимо иметь если не целый отдел кадров, то как минимум одного или двух специалистов.

В завершение беседы с корреспондентом «СА» Владислав Зафесов пожелал предпринимателям региона успехов: «Положение экономики сейчас непростое, но вопреки всем сложностям сдаваться нельзя. Экономика России начинает оздоравливаться, ВВП показывает рост, есть предпосылки для дальнейшего укрепления. Убежден, что те, кто сегодня получает опыт преодоления кризиса, по мере улучшения общей ситуации будут успешно развивать свое дело».

Дмитрий Кизянов