Логотип

E-mail: red1ra@radnet.ru

Почему онкобольным сложно получить обезболивающие

Несмотря на то, что нормативы по выписке наркотических препаратов были пересмотрены в 2015 году и врачи получили больше свободы, многие пациенты все еще остаются без обезболивающей терапии.

Проблема с получением сильнодействующих обезболивающих препаратов для онкобольных сейчас заключается не в том, что их нет в наличии в медучреждениях, а в том, что их не выписывают пациентам. По мнению опрошенных ТАСС экспертов, причина — в нехватке квалифицированных специалистов, способных определить необходимость в таких препаратах, а также страх врачей перед назначением наркотических средств.

Как отметила исполнительный директор тверского хосписа «Анастасия» Вера Терещенкова, врачи крайне неохотно назначают данные медикаменты своим пациентам, поэтому многие больницы не нуждаются в закупках таких лекарств.

Один из последних громких случаев произошел в Карелии в ноябре 2016 года: в Росздравнадзор обратился с жалобой по поводу отсутствия обезболивающей терапии сын 52-летней женщины, которая на протяжении нескольких лет из-за рака испытывала сильные боли и теряла от них сознание. Внеплановая проверка Кемской ЦРБ подтвердила все изложенные в жалобе факты.

Пациентка с 2014 года получала обезболивающую терапию только одним лекарственным препаратом — трамадолом. Современные сильнодействующие наркотические лекарственные средства не применялись, женщина умерла «в муках, в страданиях», отмечали в ведомстве. В мае территориальный орган Росздравнадзора по Карелии вновь проведет внеплановую проверку ЦБР и проанализирует исполнение выявленных нарушений.

Упрощенная выписка

В 2015 году в силу вступил закон «О наркотических средствах и психотропных веществах», который упростил выписку наркотических обезболивающих средств онкобольным. Были пересмотрены нормативы, которые не корректировались с 1990-х годов. Например, возросло количество разово выдаваемых пациенту обезболивающих, лечащий врач получил право их выписки. Срок действия рецепта увеличился с пяти до 15 дней. Также стало не нужно предоставлять упаковки использованных препаратов по предыдущему рецепту.

После поправок, по словам председателя Наблюдательного совета детского хосписа Татарстана Владимира Вавилова, врачи стали выписывать больше рецептов на сильнодействующие обезболивающие. «У врачей кончается страх «не навреди себе» из-за необходимости отписок в ГУНК (Главное управление по контролю за оборотом наркотиков. — Прим.ред.) МВД», — пояснил он.

Однако пока этот страх не искоренен. Как отмечает координатор благотворительного фонда AdVita, в котором недавно открылось направление паллиативной помощи, Екатерина Овсянникова, из-за того, что поправкам всего два года, не все врачи избавились от страха перед выпиской наркотических препаратов. Однако Минздрав и Росздравнадзор активно работают, участвуют в образовательных семинарах для врачей.

Наука о боли

Когда человеку с онкологическими заболеваниями необходимо помочь избавиться от боли, речь идет о паллиативной медицине. Она включает в себя не только лечение болевого синдрома, но и симптоматическое лечение, облегчение жизни пациента. Главный внештатный специалист по паллиативной помощи Петербурга, а также главный врач «Хосписа №2» Зоя Софиева рассказала ТАСС, что врачи часто недостаточно знают о боли и о том, как помочь пациенту от нее избавиться.

«Проблема в основном заключается в образовании. Сейчас бояться особо нечего, и препаратов в наличии практически неограниченно в разных формах», — сказала она.

По словам Софиевой, врачи недостаточно знают, не владеют методикой определения болевого синдрома, это образование практически отсутствует. «Единственное, где он может получить допинформацию, — учреждения постдипломного образования», — пояснила она. При этом в стране нет единой программы подготовки специалистов по паллиативной помощи, отдельного направления обучения в вузах также нет. Она сообщила, что в Петербурге есть хосписы, паллиативные отделения, которые успешно оказывают помощь пациентам. Также есть планы по созданию паллиативных кабинетов, по одному кабинету на 100 тыс. населения, однако пока они не реализованы.

Ситуация с наличием паллиативных коек в регионах разная, например, в Татарстане вопрос стоит достаточно остро. «По данным ВОЗ, на 100 тыс. населения нужен хоспис на 10 коек. На все население Татарстана (по данным Татстата — свыше 3,8 млн. человек) всего один хоспис на 35 коек», — сказал председатель Наблюдательного совета детского хосписа в Татарстане Вавилов. При этом на патронаже хосписа находятся 120 детей и 80 взрослых пациентов.

По данным правительства Тверской области, в регионе более чем в 20 учреждениях здравоохранения созданы отделения паллиативной помощи. При этом, как отметила Терещенкова, далеко не все учреждения могут оказывать помощь пациентам с онкологическими заболеваниями на заключительных стадиях.

«В тверских городских больницах паллиативных коек нет, палаты паллиативной помощи есть только в центральных районных больницах области. Но, во-первых, этих палат очень мало и на всех пациентов их не хватает, а во-вторых, зачастую пациентов приходится отправлять в другие районы области из-за нехватки мест в ближайшей ЦРБ. Кроме того, в некоторых районных больницах существуют паллиативные палаты, но там не занимаются обезболиванием, так как далеко не все медицинские учреждения имеют лицензию на работу с сильнодействующими препаратами, содержащими наркотические вещества. Таким образом, пребывание онкобольных в таких палатах становится попросту бессмысленным», — считает она.

«Горячая линия»

Овсянникова подчеркивает: первое, что должны знать родственники и сам онкобольной, — о паллиативной помощи необходимо задуматься сразу, как только было закончено основное лечение и заболевание было признано неизлечимым. «Первым делом необходимо встать на учет в поликлинике, именно терапевт или онколог отвечают за выписку лекарственных препаратов на дому», — сказала она.

Существуют разные виды паллиативной помощи, ее можно получить не только в хосписе, но и амбулаторно. Есть патронажные службы, которые выезжают на дом и консультируют не только по обезболиванию, но и по уходу за больным. «Необходимо динамическое сопровождение с момента признания болезни неизлечимой», — подчеркнула Овсянникова.

«Если врач не назначает необходимые препараты или не может подобрать схему обезболивания, необходимо обязательно звонить на «горячую линию» Росздравнадзора, она есть в каждом регионе», — добавила она. Также существует общероссийская «горячая линия» Росздравнадзора по проблемам обезболивания и линия по паллиативной помощи, где можно получить консультацию.

ТАСС.

лекарства