Логотип

E-mail: red1ra@radnet.ru

Основа цивилизованного и правового развития республики— Путь, который прошла Адыгея в становлении и оформлении своей государственности, не был простым. Образованная в 1922 году Адыгейская автономная область, на разных исторических этапах развития страны поочередно входившая в состав Кубано-Черноморского, Северо-Кавказского, Азово-Черноморского и Краснодарского регионов, в 1991 году была преобразована в Советскую Социалистическую Республику Адыгея в составе РСФСР. А 23 марта 1992 года был принят закон об изменении наименования республики — вместо Советской Социалистической Республики Адыгея теперь значилась просто Республика Адыгея. Были утверждены герб, гимн и государственный флаг республики. Но для полного оформления Адыгеи как самостоятельного и полноправного субъекта федерации этого было недостаточно — необходим был акт, обладающий высшей юридической силой, являющийся источником права и базой для дальнейшего законотворчества. Необходимость нашей республики иметь свою конституцию закреплена в ст.5 Конституции Российской Федерации, обуславливающей федеративную природу государства одновременным действием конституций Федерации и республик в ее составе.

Работа над проектом Конституции Адыгеи началась сразу после образования Конституционной комиссии в марте 1992 года. Были созданы рабочие и экспертные группы, широко привлекались юристы и ученые-правоведы, политологи и экономисты, представители общественности. Комиссия выполнила большой объем работы по изучению конституционного опыта России и зарубежных стран. Используя этот опыт, а также учитывая конкретно-исторические, социально-культурные и демографические особенности Адыгеи, руководствуясь действовавшей в тот период Конституцией РФ, Декларацией о государственном суверенитете РА, комиссия подготовила проект Основного закона, который успешно прошел внешнюю юридическую экспертизу в соответствующих федеральных органах. Комитет Государственной Думы по законодательству и судебно-правовой реформе посчитал, что проект Конституции РА может стать определенной моделью для подготовки проектов конституционных актов субъектов Российской Федерации. 

Подчеркну и то, что Адыгея стала в определенной степени «пионером», предложив такую гласную и всестороннюю форму рассмотрения и обсуждения своей Конституции, как проведение весьма представительного по составу участников круглого стола. В целом обсуждение проекта, продолжавшееся почти пять месяцев, вызвало живейший интерес в обществе: было внесено более двух тысяч предложений и замечаний. Они дали точную картину состояния общественного мнения, бесценный материал для корректировки дальнейших действий по формированию конституционного права. Итогом этой работы стало то, что 10 марта 1995 года на XVI сессии Законодательного Собрания (Хасэ) — Парламента РА была единогласно принята первая в истории Адыгеи Конституция. С этого момента Конституция РА стала действующим официальным актом высшей юридической силы, основой всей правовой системы нашей республики. 

— А каково значение Конституционного суда Адыгеи, председателем которого вы являетесь?

— Начну с того, что важно знать всем жителям республики. Конституционный суд Адыгеи проверяет конституционность законов и иных нормативно-правовых актов регионального уровня. Объясню, какое это имеет значение на практике. Конституцией России предусмотрено разделение полномочий и предметов ведения между федеральным центром и регионами. Есть полномочия, являющиеся исключительной прерогативой Российской Федерации. Например, это вопросы внешней политики, обороны. Но есть также вопросы, находящиеся в совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации. Таких вопросов очень много, и это то, что ближе всего для каждого из нас. Здесь и обеспечение законности, правопорядка, общественной безопасности. И общие вопросы воспитания, образования, науки, культуры, физической культуры и спорта. И координация вопросов здравоохранения, защита семьи, материнства, отцовства и детства, социальная защита, включая социальное обеспечение. В совместном ведении федерального центра и регионов также административное, административно-процессуальное, трудовое, семейное, жилищное, земельное право и многое другое. Соответствующие отношения регулируются и федеральными законами, и законами субъектов РФ. А вне пределов ведения федерального центра и предмета совместного ведения субъекты Российской Федерации обладают всей полнотой государственной власти.

Поэтому, если житель Адыгеи полагает, что примененный или подлежащий применению в его деле закон или иной нормативно-правовой акт республики не соответствует букве и духу Конституции Адыгеи, он может обратиться к нам. Конституционный суд Адыгеи по жалобам на нарушение конституционных прав и свобод граждан проверяет конституционность законов и иных нормативно-правовых актов регионального уровня. Законы и иные нормативные правовые акты или их отдельные положения, признанные неконституционными, утрачивают силу.

Помимо этого, Конституционный суд осуществляет официальное толкование Конституции РА и выявляет конституционно-правовой смысл законов и иных нормативных правовых актов в рамках нашей республики. По большому счету целями Конституционного суда являются защита основ конституционного строя, основных прав и свобод человека и гражданина, обеспечение верховенства и прямого действия Конституции Адыгеи на всей территории региона, которое не может быть реализовано на практике без действенного механизма приведения нормативных актов в соответствие с Основным законом республики. Скажу больше. Вся деятельность Конституционного суда в конечном итоге и сводится к защите прав и свобод граждан. Данная правозащитная функция органа регионального конституционного правосудия прямо или косвенно вытекает из всех его полномочий.

— Аскер Касеевич, вы в течение тридцати лет служили в органах внутренних дел, занимали должность заместителя Министра внутренних дел — начальника криминальной милиции МВД по Адыгее. Были Секретарем Совета безопасности при Главе Адыгеи. Влияет ли подобный опыт на то, как расставляются приоритеты в работе Конституционного суда РА? Что сегодня для вас на первом плане? Безопасность, гражданские и политические права, социальная сфера?

— Работу Конституционного суда нельзя рассматривать исключительно в разрезе вопросов правопорядка. Конституционное правосудие, как и институты конституционного права, по своей сути всеобъемлюще. Поэтому любое обращение, касающееся защиты или восстановления конституционных прав граждан, для нас всегда будет в приоритете. 

Конечно, прежний профессиональный и жизненный опыт игнорировать невозможно, хотя судья при рассмотрении любого дела должен быть максимально объективен и беспристрастен. Главное, к чему я пришел и чему следую: если человек обратился за помощью к должностному лицу — неважно, к судье, сотруднику администрации или правоохранительных органов, — в его обращении необходимо разобраться, дать обоснованный и своевременный ответ. Если же это входит в компетенцию, важно принять конкретные меры для защиты и восстановления нарушенных прав. Формализм, волокита и пустые отписки грозят тем, что граждане потеряют веру во власть. А это провоцирует правовой нигилизм, подрывает устои государства, ведь нивелируется само понятие прав человека. И как тут не вспомнить положения ст.3 Конституции Адыгеи, которая гласит, что человек, его права и свободы являются высшей ценностью, а признание, соблюдение и защита неотъемлемых прав и свобод человека и гражданина — обязанность всех органов государственной власти и должностных лиц республики.

— Однако то, что мы видим в жизни, далеко не всегда соответствует идеалам демократического общества и правового государства. В мире есть примеры, когда конституционно-правовые основы государств и отдельных регионов складывались веками. Взять, к примеру, Англию или историю возникновения из независимых кантонов Швейцарской конфедерации. Россия только с девяностых годов проходит этот путь, причем проходит в форсированном режиме. Как вы считаете, долго ли может продолжаться подобный «переходный период»? 

— Действительно, история не дала нам возможности для поэтапного и поступательного развития институтов демократического и правового государства. Но этот процесс начался. С девяностых годов прошлого века Российская Федерация и Адыгея как один из ее субъектов переживали достаточно сложный и динамичный процесс конституционно-правового строительства. Мы со всей очевидностью можем увидеть это на том, как менялся Основной закон Адыгеи. Но и сейчас продолжаются реформы системы органов власти и управления, меняется избирательное право, изменяется баланс во взаимоотношениях регионов и федерального центра, продолжается судебная реформа. Думаю, это нормально и вызвано тем, что в процессе естественного развития нашего общества многие конституционные нормы и правила наполняются более глубоким содержанием без изменения конституционного текста, конкретизируясь в законодательстве и обогащаясь правоприменительной, прежде всего судебной, практикой. Поэтому я убежден, что надежное основание для цивилизованного и правового развития России и ее регионов, включая Адыгею, уже заложено, а Конституция нашей республики за эти годы доказала свою жизнеспособность, значение и актуальность.

Пользуясь возможностью, я бы хотел от имени Конституционного суда Республики Адыгея и от себя лично от всей души поздравить многонациональный народ нашей родной республики с 20-летием Конституции. Мы все хотим видеть Адыгею сильной и процветающей республикой, обеспечивающей достойную жизнь и развитие. Сегодня долг каждого из нас — уважать и беречь ценности, провозглашенные Конституцией Адыгеи, способствовать реализации ее огромного созидательного потенциала.

Желаю вам, уважаемые земляки, крепкого здоровья, благополучия и дальнейших успехов в труде на благо Республики Адыгея и всего нашего Отечества!

Дмитрий Кизянов